Отзывы о нас на Флампе
Русское искусство рубежа XIX-XX вв

Русское искусство рубежа XIX-XX вв

Общая картина русского изобразительного искусства конца XIX – начала XX века была необыкновенно разноплановой, противоречивой и даже пестрой. Она являла собой невиданную ранее, удивительную по яркости и оригинальности «мозаику», сочетавшую в себе различные направления и тенденции - реализм и символизм, академизм и модерн, импрессионизм и авангард. Перекресток веков был «отмечен краткими и счастливыми мгновениями, когда уже встретились и еще не распрощались передвижническая эпоха и новое время, правдоискательство и искание красоты, этика и эстетика, когда соприкоснулись и улыбнулись друг другу суровые реалисты и задумчивые мечтатели».

 

Соотношение элементов нового и старого на рубеже двух столетий носило порой очень сложный характер, находящий отражение в «многоликости» художников, расширивших рамки передвижнического реализма. Исаак Левитан продолжил традиции лирического пейзажа («Сельский вид» 1899; «Альпы. Снега» 1895−1897), но, как писал о нем Александр Бенуа: «Такие слова, как реализм, даже как-то оскорбляют, настолько далек этот непосредственный живой поэт от всякой предвзятой теории, от зачисления в полк», Валентин Серов, необычайно чутко откликавшийся на все эстетические веяния времени, вывел искусство портрета на небывалый ранее уровень («Портрет П.П. Кончаловского» 1891), Константин Коровин «привил» на русскую почву импрессионизм («Гурзуф» 1915 «Ночной этюд» 1911).

 

Ощущением «канунов» и «рубежей» отмечено отечественное искусство конца XIX – начала XX века. «Куда мы летим? Над чем повисли? Что с нами будет?..» – вопрошал символист А. Белый. Ему вторил другой его современник – критик «Золотого руна» А. Топорков: «Ощущается почти как навязчивая идея приближение некоего переворота. Ощущение тревоги, безысходности, неуверенности. Может быть, завтра все будет другим: другая действительность, другие люди и другое солнце».

 

Обновление русского искусства в это время было во многом связано с деятельностью первого художественного объединения, выступавшего с новых эстетических позиций – «Мира искусства». Вошедшие в него мастера часто в поисках гармонии обращаются к творчеству далеких культурных эпох (А.Н. Бенуа «Грот Аполлона» 1910-е).

 

Участников «Голубой розы» особенно привлекала задача выражения эстетическими средствами пограничных состояний человеческой души, воплощенных в неясных и зыбких видениях – то ли пригрезившихся во сне, то ли происходящих наяву (С.Ю. Судейкин «Маскарад» 1910-е).

 

В начале XX века создаются новые сообщества мастеров искусства, способных выработать жизнестойкие творческие программы, как, например, «Союз русских художников», объединивший в 1903 году бывших передвижников и «мирискусников». Ядро этого общества, состоящее из московских живописцев, соединивших реалистические традиции с приемами импрессионизма и принципами пленэрной живописи, сумело создать свой особый, хорошо узнаваемый живописно-пластический язык (С.В. Малютин «Портрет сына» 1912; С.А. Виноградов «На даче. Терасса» 1910-е; Л.О. Пастернак «Семейный портрет» 1914; А.П. Рябушкин «Дети» 1903).

 

Начавшийся в конце XIX столетия «кризис сознания» привел и к кризису в изобразительном искусстве. Творческий метод, идущий от классической художественной традиции, уже не удовлетворял в современных условиях необходимости адекватного отражения жизни, и русские художники начинают поиски нового художественного языка, способного выразить их изменившееся миропонимание.

 

Russian Art of the Late 19th – Early 20th Centuries

The general situation in Russia’s fine art of the late 19th – early 20th centuries was rather diversified, contradictory and even motley. It was a never-before-seen wonderfully bright and original mosaic combining different styles and trends –Realism and Symbolism, Academism and Art Nouveau (Modern), Impressionism and Avant-garde. The crossroads of centuries “was marked with short and happy moments when the age of the Peredvizhniki (theWonderers) and the new time, search for truth and search for beauty, ethics and aesthetics had already met each other and had not yet parted; when severe realists and thoughtful dreamers became closer and friendly”. The character of interrelation between new and old elements on the turn of two centuries was very complicated and manifested in a plurality of painters going beyond the bounds of Realism of Peredvizhniki. Isaac Levitan overtook the traditions of lyrical landscape (“Rural Landscape” 1899; “The Alps. Snow” 1895-1897). Alexandre Benois described Levitan’s art as follows: “The word “realism” may sound offensive, since the true poet is too far from being adhered to any biased theory, from being “enrolled in the regiment””. Valentin Serov was extremely sensitive to all the aesthetical innovations of the time. He had raised the art of portrait to an unprecedented level (“P.P.Konchalovsky Portrait” 1891). Konstantin Korovin had adapted Impressionism to the Russian environment (“Gurzuf” 1915, “Night Etude” 1911).

 

The home art of the late 19th – early 20th centuries was marked with the sense of eves and milestones. A symbolist A.Beliy asked: “Where are we flying? What are we hanging above? What is awaiting us?” His contemporary, critic A.Toporkov echoed him: “The approach of a revolution is like obsession. It is the feeling of anxiety, despair and uncertainty. Maybe tomorrow everything will be different: different reality, different people and different sun”.

 

Renovation of Russian art at that time was considerably related with the activity of the first artistic association acting from a new aesthetic viewpoint named “World of Art”. Seeking for harmony the masters joining it often used the art of ancient epochs (“Apollo’s Grotto” by A.Benois, 1910s). The members of another association “The blue rose” aspired to use aesthetic means in expressing marginal states of a soul embodied in unsteady, vague visions bearing the spirit of doubt whether they are dreamed or in real life (S.Sudeikin “Masquerade”, 1910s).

 

At the beginning of the 20th century new art associations of men capable of designing new viable creative programs were established, among them “The Society of Russian Painters”. It united the former Peredvizhniki and members of “World of Art” in 1903. The core of the society consisted of Moscow painters who combined realistic traditions with the technique of Impressionism and the principles of En plein air (in the open air) painting. They had created their own distinctive and recognizable language of painting and plastics (S.V.Malyutin “Son’s Portrait” 1912; S.A.Vinogradov “In summer Cottage. Terrace” 1910s; L.O.Pasternak “A Family Portrait” 1914; A.P.Ryabushkin “The Children” 1903).

 

The so-called “crisis of conscience” originated in the late 19th century and had led to a crisis in fine art. The creative method derived from classical and artistic traditions failed to adequately reflect life in modern conditions. So the Russian painters were compelled to seek for a new artistic language capable of expressing their changed world conception.

 

 

 
     EcQV9qWE4sI